Двери открываются

Российские заводы могут полностью закрыть потребности в лифтах
Российские заводы могут полностью закрыть потребности в лифтах

Лифтовое хозяйство в нашей стране устарело и нуждается в масштабном обновлении: по данным Национального лифтового союза (НЛС), речь идет о 150 000 пассажирских лифтах из работающих 490 000.

Замена лифтового парка обойдется в сотни миллиардов рублей. При составлении программ замены лифтов соображения безопасности не всегда имеют ключевое значение. На первый план нередко выходит стремление заработать, а основными бенефициарами оказываются банки, кредитующие замену лифтов. При этом последние зачастую преследуют двойной интерес, являясь владельцами лифтовых заводов и выступая, таким образом, на стороне производителя.

Лифты по-русски

Большинство используемых в России лифтовых конструкций производится отечественными предприятиями. Так, за прошедший год, по данным НЛС, на территории России было смонтировано и введено в эксплуатацию 36 647 лифтов, из них 62,6% – российского производства. Похожие данные у компании IndexBox: около 67% всех лифтов, установленных в 2015 г. в России, было изготовлено российскими предприятиями.

Безусловно, отечественные производители используют импортные комплектующие, однако доля последних сокращается. По оценкам генерального директора Российского лифтового объединения Петра Харламова, этот показатель составляет не более 30% (речь идет, к примеру, об электронных схемах или лебедках), но до 2020 г., полагает эксперт, он может снизиться и до 10%.

Ведущие производители лифтового оборудования в России – Щербинский лифтостроительный завод (ЩЛЗ, произвел в 2015 г. 7596 лифтов) и Карачаровский механический завод (КМЗ, 5296 лифтов в 2015 г.), остальные отечественные предприятия (не считая иностранного Otis, локализовавшегося в России и по итогам 2015 г. выпустившего 3807 лифтов) значительно отстают. Речь идет в том числе о Серпуховском лифтостроительном заводе (СЛЗ, 2405 лифта в 2015 г.), заводе «Евролифтмаш» (570 лифтов) и т.д.

Вместе с тем, утверждают участники рынка, российские компании уже сегодня готовы закрыть практически все потребности внутреннего рынка, за исключением высокотехнологичных и сложных решений.

В целом же по стране производителей довольно много: по данным НЛС, за последние пять лет их количество выросло до 171. При этом основной конкурент отечественных производителей – белорусский завод «Могилевлифтмаш», на долю которого приходится 18,8% рынка и которому удается наращивать экспорт в Россию: за четыре месяца 2015 г. предприятие поставило в Россию 2177 лифтов, а за такой же период 2016 г. цифра выросла до 2453 лифтов.

«В течение года есть периоды, когда белорусский завод лидирует, в том числе за счет цен и коммерческой политики, а также благодаря присутствию во многих регионах страны», – уточняет Петр Харламов.

Еще 18,6% составляет чистый импорт из-за пределов РФ и Белоруссии.

В принципе российские заводы работают не на полную мощность (в целом они загружены на две трети, как оценивают эксперты) и при желании могли бы нарастить производство. Однако иностранцы сохраняют присутствие и долю на рынке прежде всего из-за ограниченных возможностей отечественных производителей: речь идет о высокоскоростных высотных лифтах (максимальная скорость, которую пока показывает отечественная продукция, – 2,4 м/с, и она еще не вышла на массовый рынок), а также лифтовых группах для крупных транспортных узлов с повышенной нагрузкой, например, аэропортов. В Домодедово и Внуково работают лифты ThyssenKrupp Elevator. Впрочем, на последнюю группу продукции приходится лишь 5–6% рынка, уточняет вице-президент НЛС Алексей Захаров.

Именно пассажирские лифты в основном поставляют на рынок российские производители: по данным IndexBox, в январе–мае 2016 г. более 96,6% всех изготовленных в России лифтов были пассажирскими. Доля грузовых лифтов в совокупном объеме производства составила лишь 3,1%, больничных и вовсе 0,3%.

Доля отечественных лифтов на рынке РФ
Доля отечественных лифтов на рынке РФ

Рынок, несмотря на не самые благоприятные экономические условия, довольно стабильный и растущий, пусть и не самыми быстрыми темпами. Ежегодно в эксплуатацию вводится около 35 000 новых лифтов. Больше всего лифтов за последние годы в России производили накануне кризиса, в 2012 г. (24 000 единиц). По итогам 2015 г. объемы производства сократились до 23 200 лифтов, однако начала с января 2016 г. рынок снова пошел в рост.

Сами с лифтами

В целом на российском рынке лифтового оборудования падает доля иностранных производителей, прежде всего из-за выросшей по итогам девальвации стоимости. Импортная лифтовая продукция всегда стоила выше отечественных аналогов, однако после девальвации рубля ценовая разница стала критической. «Если до кризиса российские лифты стоили около 800 000 руб., а цена на импортные (китайские) начиналась от 1 млн руб., то теперь разница в цене достигает 70–100%», – уточняет Петр Харламов. По данным компании IndexBox, по итогам 2015 г. доля импортных лифтов на рынке составляет 34%, тогда как двумя годами ранее эта цифра равнялась 40%. На этом фоне, подсчитали в компании, к тому же, растет производство отечественных лифтов: с января по май 2016 г. оно увеличилось на 550 единиц. По данным НЛС, доля «иностранцев» все-таки несколько выше – 37,5% рынка. Но и она падает: импортное оборудование традиционно востребовано в элитном и премиум-сегменте жилищного рынка, которые сегодня все чаще уступают место жилью бизнес-класса, отмечают в инвестиционно-риэлторской компании Est-a-Tet, не говоря уже о жилье эконом-варианта, которое оборудуется только отечественными лифтами и где главным мерилом является стоимость оборудования.

«В домах эконом- и комфорт-класса оптимальными считаются лифты «Могилевлифтмаша», ЩЛЗ, компаний Otis (речь идет о локализованном производстве. — Прим. «Ко»)», – уточняет гендиректор девелоперской компании «Леонтьевский мыс» Игорь Оноков. – Для премиум-класса предназначены бренды ThyssenKrupp, Sсhindler, SKG, Kone». Например, «Дон-строй» для ЖК «Суббота» выбрал лифты компании Schindler.

Девелоперы, работающие на массовый сегмент, предпочитают ведущих отечественных производителей, исходя из ценовой политики.

В рамках проектов жилья бизнес-класса девелоперы обращают внимание также на лифты СЛЗ (увеличил производство в 2014–2015 гг. почти вдвое), а также фирмы Otis.

«Российские производители – ЩЛЗ, СЛЗ, КМЗ, локализованный Otis – могут производить лифты и для эконом-, и для бизнес-класса. Только для премиум-сегмента застройщики прибегают к импорту», – говорит Петр Харламов.

Скорее всего, доля иностранных производителей на отечественном рынке будет снижаться.

Проблему цены могла бы решить локализация, но запуск завода обойдется в миллиарды рублей. В итоге даже те, кто думал о локализации, свои планы отложили. Так, в 2012 г. ThyssenKrupp Elevator объявляла о запуске производства на Алтае, корейская Saehan Travis Elevator планировала открыть производство в Башкортостане на площадке технопарка «Инмаш», но пока эти проекты не реализованы. О намерении открыть сборку лифтов в России объявляла и греческая компания Kleemann Hellas, но ее продукции российского производства на рынке нет, хотя она и заявляла, что в текущем году намерена открыть производство в Подмосковье. Локальные производства, впрочем, в стране есть: например, в Новосибирске в конце 2014 г. заработало совместное с китайцами производство под брендом «Русский лифт» (компания Sky Lift).

Единственным мировым игроком, кто локализовал производство в России, долгие годы остается американская фирма Otis, работающая на отечественном рынке с начала 1990-х. С тех пор компания обзавелась заводом в Санкт-Петербурге, а также мощностями в Москве (компания «Мос Отис») и в Щербинке. На 2015 г. в России у Otis было 49 филиалов. «Мос Отис» вдобавок оказывает сервисные и ремонтные услуги.

«Если бы не приняли решение о локализации, у них сейчас, безусловно, не было бы 11% рынка», – говорит Алексей Захаров. В 2015 г. доля компании была еще больше – 13,4%. В то же время Otis продолжает и импортировать продукцию в Россию. По данным Петра Харламова, за минувший год она ввезла в Россию 930 лифтов, произведя внутри страны 3807 единиц продукции. В прошлом году компания заявляла о намерении увеличить объем выпускаемой продукции до 10 000 лифтов в год. Однако сейчас свои планы Otis не комментирует.

Совладельцем столичного ОАО «Мос Отис» выступает правительство Москвы, которому принадлежит 24,5% акций компании. С осени прошлого года акционер пытается продать пакет на аукционе. Город оценил свою долю в предприятии в 964,2 млн руб., обещая потенциальному инвестору окупаемость в пределах 10 лет, но пока желающих купить не нашлось. Продать акции если и получится, то разве что основному акционеру, материнской компании: вряд ли кто-то решится инвестировать в иностранного участника, к тому же, с подмоченной репутацией – в последних громких авариях в столице фигурировала как раз продукция этой компании.

Треть лифтов в России отработали нормативный срок службы в 25 лет
Треть лифтов в России отработали нормативный срок службы в 25 лет

Проблемное наследство

Ведущим производителем лифтов на российском рынке является ЩЛЗ, созданное еще в советское время предприятие. До последнего времени завод принадлежал группе «СУ-155», которая активно инвестировала в лифтовый бизнес и в 2013 г. даже запустила новый лифтостроительный завод в Серпухове, вложив в проект, по разным оценкам, 3–4 млрд руб. Проектная мощность серпуховского завода – до 15 000 лифтов в год, в том числе он выпускает современные модели топ-сегмента. С помощью этого предприятия (по крайней мере, так прогнозировал Михаил Балакин на момент пуска площадки) группа намеревалась потеснить иностранных игроков на рынке лифтов бизнес-класса. ЩЛЗ, уточняют в госбанке «Российсий капитал», может производить до 10 000 лифтов.

По итогам 2015 г. на долю двух предприятий, по данным НЛС, приходилось около 27% российского рынка лифтов: ЩЛЗ произвел 7596 лифтов, СЛЗ – 2405 лифтов. В 2016 г. производство выросло, несмотря на сложную ситуацию в материнской компании, завершившуюся банкротством: так, в текущем году ЩЛЗ намерен произвести 8000 лифтов.

«Очень крупным застройщикам было выгодно иметь лифтовое производство, на свои объекты они ставили лифты по себестоимости. Но завод при этом стоит очень дорого, это миллиарды рублей, которые долго возвращаются», – говорит Петр Харламов.

К примеру, план запуска собственного лифтового завода был у компании «Мортон». В 2015 г. девелопер вел переговоры о локализации с китайской компанией Brilliant, в 2016 г. говорилось о возможном партнерстве с Schindler, но от этих планов пришлось отказаться, говорят в компании. С «Мортоном» шли переговоры и о приобретении лифтового наследства «СУ-155», но и они не дошли до финала.

Сегодня оба лифтовых предприятия вместе с остальными активами «СУ-155» перешли к «Российскому капиталу». Этой находящейся под контролем Агентства по страхованию вкладов кредитной организации предстоит развивать производственные активы – от их продажи, как и от реализации других производственных объектов из наследства Михаила Балакина, в итоге отказались.

«Мы завершили консолидацию активов холдинга «СУ-155»: в итоге в группе осталось 136 компаний, в их числе две производственные мощности в виде ЩЛЗ и СЛЗ», – говорит старший вице-президент банка «Российский капитал», в недавнем прошлом вице-губернатор Санкт-Петербурга по строительству Марат Оганесян. Сегодня, уточняет он, в ЩЛЗ банк владеет 51% акций, в СЛЗ – 75,1% акций.

О продаже лифтостроительных активов речи не идет хотя бы потому, что на текущий момент кредиторская задолженность СЛЗ составляет 7 млрд руб., предприятие неоднократно было заложено для привлечения кредитных ресурсов в компании «СУ-155». Основной кредитор – это Инвестторгбанк, в котором, в свою очередь, в августе прошлого года была введена временная администрация. Сначала санацию кредитного учреждения проводил «Российский капитал», однако в итоге ей занимается Транскапиталбанк. Рассмотрение дела о банкротстве Инвестторгбанка в суде назначено на 6 сентября, в банке разработали и сейчас согласовывают с кредиторами программу финансового оздоровления СЛЗ. Здесь рассчитывают, что программа заработает на полную мощность уже в этом году, и производственный комплекс, где сегодня заняты более 600 человек, продолжит работу.

«Российскому капиталу» приходится заниматься непрофильным бизнесом – активы «СУ-155» даже в случае продажи не позволили завершить строительство его объектов. Глава банка Михаил Кузовлев, в частности, говорил в начале августа, что размер затрат на достройку 145 проблемных объектов за «СУ-155» вырос до 49 млрд руб.(в феврале 2016 г. эта цифра была на 10 млрд руб. меньше).

В том числе поэтому, поясняют в банке, стратегия сменилась на инвестиционную, подразумевающую развитие производственных мощностей, возможно, с последующей продажей. Впрочем, банк и раньше вкладывался (правда, в отличие от санируемого «СУ-155», по своей воле, в непрофильные активы – так, он до последнего времени входил в состав акционеров крупнейшего производителя риса «АФГ Националь», известного по бренду «Ангстрем». В июле 2016 г. «Российский капитал» продал свой пакет акций, в будущем такая же перспектива может ожидать и лифтостроительные заводы.

Dinamica-rinka

Лифт в кредит

В отечественных реалиях территории лифтовых заводов могут оказаться привлекательными площадками для девелоперов. Так, территория КМЗ (по итогам 2015 г. занимает 14,4% на российском рынке), получившего широкую известность благодаря отмененному в последний момент музыкальному фестивалю Outline, уже в этом году станет площадкой для проектов PSN Group.

Пока этот случай, скорее, исключение. Так, на Соколиной горе находятся производственные мощности столичного завода «Мос Отис», в активе предприятия 10 зданий капитальной постройки, общей площадью 14 300 кв. м, а также здание в Зеленограде. Однако без согласия основного собственника застроить территорию вряд ли удастся.

Не интересуют с точки зрения девелопмента «Российский капитал» и оба завода «СУ-155». В планах у банка – загрузить предприятия дополнительными заказами и почти вдвое, до 50%, увеличить их долю на рынке.

Расти рассчитывают за счет участия в программе капитального ремонта жилого фонда, которая включает, в том числе, и замену лифтового оборудования. Замене подлежат в основном лифты в жилье экономкласса, зачастую построенном еще в советское время, прослужившие более 25 лет; в данном случае в первую очередь пользуются спросом модели КМЗ и ЩЛЗ.

Сегодня это чуть ли не единственная возможность для лифтового рынка России и этих производителей пойти в рост: традиционный и главный потребитель, многоэтажное строительство, сегодня находится не в лучшей форме, и неизвестно, когда сможет выправиться.

«Мы рассчитываем на рост рынка (строительного. – Прим. «Ко»), в частности, на развитие продаж в фонды капремонта. Участие в программах капремонта – это очень хорошая перспектива, и мы надеемся, что займем в сегменте лидирующую роль», – говорит Марат Оганесян.

Лидерство же должно обеспечить участие в программе по ускоренной замене лифтов, продукт для которой готов предложить «Российский капитал». О том, что банк может кредитовать программу, говорил еще в апреле председатель общественного совета при Минстрое РФ Сергей Степашин.

«С «Российским капиталом» согласована схема кредитования ускоренной замены лифтов через предоставление кредитного лимита подрядчикам с последующей оплатой из регионального фонда капремонта равномерными платежами в течение трех лет после установки новых лифтов», – говорил «РИА Новости» руководитель комиссии по вопросам лифтового хозяйства общественного совета при Минстрое РФ Сергей Чернышов.

Ничто не мешает включить условие кредитования, скажем, в конкурсную документацию.

В принципе фонды заинтересованы в таком развитии событий, ведь это позволит ускорить темпы обновления лифтового парка. А с этой задачей последние пока не справляются, и прежде всего из-за отсутствия денег.

«Лифт – это самое дорогостоящее оборудование в здании», – говорит Петр Харламов.

Фактически на рынке существует не обеспеченный деньгами спрос, при этом производственные мощности вполне позволяют его закрыть: российские предприятия могут производить до 40 000 лифтов в год, сегодня они выпускают намного меньше – 23 000 в 2015 г..

«Тот же СЛЗ строился с запасом, есть много неплохих средних по объемам производства заводов в регионах», – говорит Алексей Захаров. Кстати, Otis в 2015 г. до 20% произведенной в России продукции поставлял в Монголию и страны СНГ (это связано, в том числе, и с более выгодной ценой в условиях падения рубля по сравнению с продукцией других площадок).

По оценкам НЛС, количество лифтов, прослуживших более 25 лет и однозначно подлежащих замене, достигает 150 000 единиц – это около трети всего лифтового парка страны. Стоимость замены, по приблизительным оценкам, – около 200 млрд руб. Марат Оганесян приводит данные Минстроя, которые не столь критичны, – речь идет о втрое меньшей цифре, но и это много, ведь в год по стране обновляется не более 10 000 лифтов.

Другое дело, что при жестко регламентированной конкурсной документации остальные производители вряд ли смогут рассчитывать на заказы и, вполне вероятно, могут покинуть рынок. Впрочем, это касается скорее небольших предприятий и посреднических компаний. Тот же КМЗ вряд ли пострадает: на рынке знают, что он развивает собственные программы кредитования при участии Промсвязьбанка. К тому же КМЗ, как и ЩЛЗ, поставляет лифты на московский рынок – эти предприятия являются основными поставщиками оборудования в рамках программы замены лифтов в столице.

Безусловно, программа замены лифтов сможет стартовать не во всех регионах, в том числе это связано, к примеру, с необходимостью вносить поправки в бюджет. Но программа пойдет в работу: по словам Сергея Чернышова, речь уже идет о пяти пилотных проектах с участием «Российского капитала» – в Астраханской, Владимирской, Свердловской, Ивановской и Рязанской областях, – в рамках которых может быть заменено 4000–6000 лифтов (всего планировалось заменить 8500 лифтов). А вот финансовые параметры кредитования пока до конца не ясны.

В «Российском капитале» не скрывают, что программа кредитования решит проблему загрузки производственных мощностей наследства «СУ-155», что в условиях не обеспеченного деньгами спроса на рынке принципиально.

«В одном из наших продуктов действительно заинтересованы наши же лифтостроительные предприятия. Это связано с возможностью участвовать в конкурсах, проводимых региональными операторами фондов капремонта», – говорит Марат Оганесян.

Очевидно, что программа капремонта позволит заработать и банку, принадлежащему АСВ и являющемуся государственной структурой, в том числе за счет средств, отчисляемых собственниками жилья на капремонт.

Ольга Блинова, журнал “Компания”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *